Обратно про экономические парадоксы

Разумеется, завидовать американским коллегам по цеху было бы глупо. Затачивать расчётные и биллинговые системы ЖКХ под биржевые прыжки и ужимки было бы делом крайне интересным (не таким интересным, как под ужимки и гримасы наших законодателей), но этого не требуется.

Там всё устроено примерно по тем же принципам, что и у нас: поставки по фиксированным долгосрочным тарифам, регулирование законами, контроль властей, etc.

Также разумеется, что если стоимость газа действительно увеличится, то вырастет и финансовая нагрузка на его конечных потребителей. Больше-то просто не на кого. Контракты пересмотрят, тарифы скорректируют, законы подправят.

Ну и про биржевые ужимки. На бирже ведь торгуется не газ, а хитровывернутые контракты на чьи-то обязательства продать столько-то газа на таких-то условиях. Причём и покупатель, и продавец такого контракта могут не иметь ни малейшего отношения к газовой отрасли. Поэтому цена газа на конкретной бирже в конкретный момент времени ещё ничего не значит. Сегодня бык завалил медведя, завтра медведь порвёт быка.

Но глядя на фотографии унылых негров в заснеженном Детройте, всё равно завидно. У нас-то плюс шесть, слякоть и дождь.

Про экономические парадоксы

Детройт, штат Мичиган

Фото: Joshua Lott / Getty Images North America / AFP

В новостях интересное и даже поучительное.

“Стоимость газа в Нью-Джерси, откуда топливо поставляется, в частности, в Нью-Йорк, выросла до 3’240 долларов за тысячу кубометров”. Это Lenta.ru, ресурс известной политической ориентации, так что тут ему можно верить.

Украина, например, в декабре 2013-го покупала газ у России (согласно той же новостной ленте) по ~400 долларов. С учётом недавних торгов цена снизилась, но если отшелушить политические скидки, получится примерно 10% от стоимости газа в Нью-Джерси в январе 2014-го. На порядок.

Понятно, тут хитрый ракурс вида “сравниваем контрактные оптовые цены для целой страны с биржевыми оптовыми ценами в конкретном штате”, и так далее. Но всё равно получается, что американский газ в США вот прямо сейчас стоит гораздо дороже русского газа на Украине.

Причиной же резкого роста цен на газ в США во всех новостях называют “беспрецедентные морозы”. То есть внезапно стало очень холодно, газа жгут очень много, и на всех его не хватает (пламенный привет чудесной “сланцевой революции”). Спрос превысил предложение и невезучим жителям бастиона свободы хорошенько так прилетает в табло от невидимой руки рынка; а вот везучие жители делают прямо из воздуха состояния, которые не стыдно будет оставить и внукам. Правда, соотношение вторых к первым почему-то полпроцента, но ведь именно это и называется “свободой”, так? Хочешь — замерзай в трейлере, хочешь — делай миллиарды на бирже, ты же свободный человек.

Интересно, как устроена система тарификации тепла в Штатах? Ну то есть если на той неделе газ был по 500, а на этой по 3.5 тысячи, что будет написано в квитанции конечного потребителя? И как заокеанские коллеги будут эту квитанцию рассчитывать?

Вот когда из-за особенно холодной зимы мы тут у себя сжигаем больше топлива, то получаем счета с большими суммами. Но это растёт объём, а тариф остаётся тот же (на самом деле даже ниже, там учитывается климатическая составляющая). А у них и объём увеличился, и цена топлива тоже, раз так в несколько.

На кого невидимая рука рынка переложит почётную обязанность оплатить все сланцевые чудеса, все биржевые прыжки и ужимки, и вежливо попросит кушать чуть поменьше, а согревающих движений совершать чуть побольше?

Попробуй, угадай.

Всплыть по рубку™

И всё-таки Deep Space Nine оказался не так и плох, нужно было распробовать. Рик Берман не зря помогал Джину нашему Роденберри — правда, таланта Рику создатель не дал, но всё остальное у него было. Настоящий Star Trek. Всё горит и рушится, до подрыва станции осталась пара минут, личный состав массово заворачивает ласты от неизвестного вируса. “Мы кладём на технику безопасности, уставы и здравый смысл с 1966-го года”. Боже, ну как же я рад видеть всех этих кретинов. Даже морфа, хотя при моём-то расизме. Жизнь продолжается.

Про проблему выбора

Возникла идея выбраться в кино — но с репертуаром получается какая-то беда.

“Риддик” уже закончился, нечего было ушами хлопать. “Гравитация” (бессердечная ты сука™) — отказать. Жанр производственной драмы мою душу греет не особенно, а уж хуже пафосной “космической” истории с претензиями на “реализм” в этом жанре ничего и не придумать; лучше бы они строили какую-нибудь гидроцентраль в пустыне, или спасали от вымерзания какой-нибудь крайний север.

“Сталинград” — вы серьёзно? “Русский фильм про войну от Фёдора Бондарчука” это просто чуть более развёрнутый синоним слова “говно”, и совершенно незачем идти в кинотеатр, чтобы лишний раз в том убедиться.

Прочий дрэк  — астральные бойфренды из будущих философов — не стоит даже упоминания. Так, что-то типа радиационного фона на промышленных объектах: если есть кинотеатр, в нём всегда показывают какую-нибудь очередную дрянь.

И остаётся только “Андроид”. От сюжета за версту веет леденящей душу второсортностью, но что же поделать, если нет сухого виноградного вина, и нет даже фикуса..

Если завтра буду жив и/или в сознании — выберусь.

К психозу дня

Поразительно, но та часть дорогих россиян, которая относит себя к “активистам”, похоже, вообще не понимает сути жизненного явления под названием “конфликт интересов”.

Пояснить проще всего на примере. Вчера, когда психоз дня™ только-только начинал разогреваться (принцип здесь как у СВЧ-печки, примерно), моя новостная лента принесла мне благую весть о том, что широко известный в узких кругах политический аферист был осуждён на пять лет за мошенничество. Новость и новость, да? Но дело в том, что это была моя лента футбольных новостей, забираемых моим новостным агрегатором с профильного спортивного портала.

Казалось бы — где футбол, а где вся эта политическая дрянь? Казалось бы — пользоваться служебным положением для политической пропаганды есть нарушение профессиональной и деловой этики? Но редактор спортивного портала почему-то так не считает. Он почему-то считает, что за правое дело™ все средства хороши. Или, другими словами, “если нельзя, но хорошему человеку очень хочется, тогда можно”.

И эти люди что-то рассказывают нам о коррупции. Очень хочется повторить вслед за Михаилом Афанасьевичем, царствие ему небесное:

Коррупция не в кабинетах, а в головах. Значит, когда эти баритоны кричат “Бей коррупцию!” — я смеюсь. Клянусь вам, мне смешно! Это означает, что каждый из них должен лупить себя по затылку! И вот, когда он вылупит из себя всякие галлюцинации и займется чисткой сараев — прямым своим делом, — коррупция исчезнет сама собой.

Профессор Преображенский был хоть и премерзкий персонаж, но вместе с тем умнейший человек.

Музыкальная пауза – II

Одна из любимых композиций, фактически — классика. В меру бодрая, в меру мелодичная, в меру жизнеутверждающая. Название (“You’re Dead”) простое, но глубокое, и отлично бы смотрелось в трек-листе благотворительного концерта, например.

Умели же раньше делать хорошую музыку.

 

Про мировую войну со всякой заразой

Прежде всего, никогда нельзя забывать про один из фундаментальных законов кино: фильм про зомби не может быть плохим чисто технически. Почему? Потому, что там же зомби, а они такие симпатяшки. (Поправка: закон не действует для тех областей кинематографа, которые были без остатка пожраны шизофреническим раком “национальных особенностей”, то есть таких, как “индийское” или “русское” кино).

wwz

Установив эту абсолютную истину — зомби слишком хороши, чтобы сниматься в плохих фильмах — можно переходить непосредственно к художественному фильму “Война миров Z” (на самом деле, разумеется, “Мировая война Z”, но кому какое дело в матушке России до мелких деталей и настоящей, качественной работы).

Фильм, надо признать, немножко удивил. Все давно уже привыкли к ситуациям класса пришёл смотреть в кино, а весь экшен уже был показан в трейлере, но авторы “Войны миров Z” зашли ещё дальше: отнюдь не весь экшен, показанный в трейлере, попал в финальную версию фильма. Это что-то новенькое, для голливудских блокбастеров уж  точно. Доверчивый зритель чувствует себя так, как будто ему на рынке картошки недовесили.

Если верить Википедии (ей, разумеется, верить нельзя; но иногда всё-таки можно), то сюжет фильма изначально был не очень-то далёк от литературного источника:

Представитель ООН, пишущий доклад о длительной войне с зомби, берёт интервью у выживших после Мировой войны Z и вспоминает историю собственного выживания и спасения своей семьи.

Но в процессе изготовления фильма что-то пошло не так — никаких отчётов, никаких интервью, никаких воспоминаний. Только спасение мира, только хардкор. В результате же зрителю, который явился лицезреть Мировую войну с большой буквы “М”, показывают абсолютно бессвязную нарезку довольно-таки камерных по масштабу сцен, в каждой из которых можно сполна насладиться кривлянием Бреда Питта герои хотят, как лучше, а получается почему-то полная лажа. Но тут из кустов, слава создателю “сценария”, выкатывается очередной рояль, и можно ехать в следующую сцену. Внезапно рояль на ровном месте разгоняется почти до сверх-звука — бумммммм! Счастливый конец, наши победили, уважайте труд уборщиц и не оставляйте пустую посуду на креслах.

И вот такое <три этажа военно-империалистических слов> нам продают под видом “Мировой войны” <ещё четыре этажа военно-империалистических слов>?

Нет, разумеется, фильм не настолько плох. Там великолепная, выдержанная в классическом стиле, заставка. Там не менее великолепная, очень стильная нарезка “военной хроники” в самом конце перед титрами. Там есть несколько по-настоящему забавных сюжетных ходов, чего стоит один только героический учёный вирусолог (хотелось заорать на весь кинотеатр “вот это поворот™!”, но пришлось сдержаться, чтобы не подавать дурного примера детям). Наконец, там есть даже две или три сцены в стиле “action”, ровно те самые, которые мы уже раз двадцать видели в трейлерах.

И — не забываем об этом — зомби в плохих фильмах попросту не снимаются. Любой фильм, где есть зомби, получает “3 из 10″ автоматически, за правильный выбор сеттинга.

3/10

Про исторические аналогии

Цитата:

Единственное возможное решение видится мне в отдельном подходе к тем, чьи сбережения не превышают 10 тысяч марок. Остальным наверняка ничего не останется.

Кипр? Италия? Евросоюз? Как бы не так. Как очень верно подметил Пелевин, физиономия Гитлера отлично смотрелась бы на банковском билете в сотню евро.

Ностальгии псто

Любой относительно разумный человек знает, что в деле подавления депрессивных состояний нельзя полагаться только на достижения фармакологической отрасли. Неплохо действует, например, музыка — при правильном подборе композиций, разумеется.

Так что мой Walkman уже довольно длительное время забит под завязку музыкой моего беззаботного детства, благо в интернете сейчас можно найти практически что угодно. (Граждане из корпорации Sony, кстати, умеют делать плееры — со своим я чего только не делал, даже топил, и хоть бы ему что; так что поставщик плееров на ближайшие годы определён однозначно, а подержать в руках айпод так и не выйдет, хоть когда-то и хотелось).

К чему была вся эта лирика. The Klingonz лично мне как-то не очень — не хватает им, на мой вкус, мелодичности, пусть и крайне странно говорить такое про psychobilly-команду. Но есть них одна вещь, про оборотней. Да вот она (концертная запись подошла бы лучше, но ведь это и дети могут увидеть):

Настоящее произведение музыкального искусства. Пробуждает в человеке животное начало, в хорошем, понятное дело, смысле.

Вспоминается по этому поводу один гражданин в состоянии тяжёлого алкогольного отравления, висящий на светофоре где-то в окрестностях клуба “TaMtAm” и яростно испускающий это вот самое — ааааууууууууууууууууууу!!! — в мутное питерское небо.

Вот где мои восемнадцать лет, а?

Известно, где.

Про человека из стальных сплавов

Собственно комиксы, как направление в массовом искусстве, лично у меня не вызывают ровно никакого восторга. Можно сколько угодно говорить о том, что в США, или там в Японии это целый культурный пласт, на котором базируется идентификация целых поколений, бла-бла-бла.

superman

Советское воспитание не позволяет относиться к “графической культуре комиксов” сколько-нибудь серьёзно. Любой комикс — это вариация журнала “Весёлые картинки”, и увлекаться этим делом могут либо очень маленькие дети, ещё не умеющие толком читать, либо умственно отсталые кретины. Никаких других мнений быть не может чисто технически. Любишь и “читаешь” комиксы? Ты дегенерат, и даже не пробуй спорить. С дегенератами не спорят, их жалеют и учат простейшим полезным навыкам, типа изготовления картонных коробок (и никаких ножей, разумеется).

Но совсем другое дело — фильмы в жанре комикса. Эти не просто имеют право на существование, но и являются настоящим украшением кинематографа. Кино придумали вовсе не для того, чтобы показывать зрителю “реализм” (от которого и в жизни-то не продохнуть), какие-нибудь тошнотворные “душевные терзания”, или в хрен никому не упирающиеся “проблемы современного общества”. Кино придумали как раз таки для добротных сказок со специальными эффектами, а уже потом появились всякие “реалисты”, “драматурги”, “публицисты” и прочие фабриканты дешёвой и скучной дряни.

Среди относительно современных фильмов типа “кинокомикс” есть и гениальные (такие, как “Город греха” и “Хранители”), есть просто хорошие (“Чертёнок”, “Невероятный Халк”, “Мушкетёры”, “Железное небо”, тысячи их), и даже откровенная тупизна (типа “Железный человек” или “Мстители”) является вполне симпатичной и смотрибельной; то есть сделать в этом жанре совсем откровенную лажу удаётся мало кому, а уж имея бюджет с восемью нулями — так и просто никому.

Но изготовители фильма “Человек из стали” оказались настоящими титанами и не остановились перед невозможным: они получили от инвесторов $225’000’000 и смыли всю эту сумму прямиком в то самое место, где всегда требуется бумага.

Кинематограф — как бы сказать по-человечески? — это искусство рисовать картинки в четырёх измерениях (четвёртое это “время”, разумеется, а не эпилептический припадок у кресла в “4DX”). Ну а “Человек из стали” оказался нарисован не в четырёх, а только в двух. Фильм вышел плоский, как гладильная доска, и скучный до зевоты, как лекция о творчестве русских поэтов серебряного века.

Смысловая составляющая отлично описывается диалогом женской половины “Теории Большого Взрыва” (S06E13):

Бернадет: Так что скажете?
Эми: Ну.. Повествование насыщено действием, сюжет развивается стремительно, и всё это вместе.. Какое же слово здесь подобрать?
Пенни: Дурь?
Эми: Такая дурь, да.

Картинка хоть и сочная (а ещё бы нет; если за $225’000’000 снять что-то наподобие “Обитаемого острова”, это будет уже подсудное дело), но откровенно вторичная. Обнаружились прямые “цитаты” даже из моего любимого “Дня Независимости”, не говоря о разном прочем.

Собственно, весь рассказ о фильме можно свести к одному-единственному слову: “шлак”, и на этом закончить.

Шлак.

2/10