Архив метки: жизненные явления

Про почтовые службы

Почта России на устах сетевых жителей представляет собой римского покойника навыворот: о ней либо плохо, либо никак. Сеть полна жутких почтовых историй, страшных фотографий, омерзительных видеозаписей, ругани, матюгов и зубовного скрежета.

Была даже забавная история о том, как два малолетних долбоёба пытливых ума из породы хабра-мальчиков соорудили остроумную систему долгосрочного отслеживания предмета в пространстве — при помощи элементарных устройств копеечной стоимости, найденных на ближайшей свалке. Ну а потом оставалось только отнести посылку на почту; дальше можно ставить отметки на карте и вдоволь глумиться над страшными безрукими бабами, которые в нашей замечательной стране отвечают за почтовое сообщение на низовом уровне.

Что характерно, злые шутки на почтовую тему встречаются не только у нас, но и, например, в Штатах. В моём любимом “Headcrash”, например, вслед за вопросом “состояли в каких-либо радикальных сообществах или террористических группах” в анкете следовал вопрос “имели какое-либо отношение к почтовой службе США”. Ну а сленговое выражение “going postal” появилось чуть ли не в XIX веке (фильм “Postal”, думаю, все смотрели, там как раз про это).

Лично я услугами почты обычно пользуюсь только в качестве получателя писем из банков, которые безуспешно стараются осчастливить меня “персональным кредитом на самых выгодных условиях”. Заказывать в интернете то, что можно купить в ближайшей лавке, мне кажется глупейшим делом; ну а чего нет в ближайшей лавке, того обычно мне и не требуется. Иногда бывает, но по мелочи: забавная футболочка, постер на стенку в офис, не более того.

И вот где-то перед “праздниками” чёрт завёл меня на eBay и показал лот с пластиковой фигуркой Humping Robot из всем известного мультика (обещали даже заводную). Было ясно, что фигурка китайская в плохом смысле слова, но слюни у меня всё равно потекли и я заплатил, сколько просили. Под рождество пришло письмо, дескать, выслали, ожидайте. Ну и я благополучно забыл про это дело — судя по компетентным мнениям из первого абзаца, раньше весны ждать и не стоило. Если вообще стоило: всем известно, каждая вторая посылка из интернет-магазина пропадает в адских кущах Почты России, где беззащитные почтовые отправления пожирают винторогие демоны.

Прошло пятнадцать дней, девять из которых в России были нерабочими. Я нашёл в почтовом ящике уведомление и явился на почту в полной уверенности, что вышла ошибка. Но вместо потока базарной брани (все знают, что операторы почты только так и разговаривают) мне выдали мою посылку. И даже не пришлось стоять в очереди: все стояли “отправить”, а “получить” был я один, так что свободный оператор из другого окна любезно принесла мою коробку из своих адских почтовых подсобок. Не вскрытую, не помятую, без следов кирзовых сапог.

Поразительно, но в коробке оказалось именно то, что я и заказывал:

7" HUMPING ROBOT figure ACTION HIPS & WASHING MACHINE adult swim ROBOT CHICKEN

7″ HUMPING ROBOT figure ACTION HIPS & WASHING MACHINE adult swim ROBOT CHICKEN

Конечно, это дрянной китайский пластик.  Но если покрутить за ручку, ясноглазый гражданин будет совершать фрикции, как ему и положено.

История-то вроде бы получается светлая и радостная, но в ней остаётся огромное и зловещее тёмное пятно.

Что я сделал не так?

Операционной отчетности псто

Ну что же, можно подвести некоторые итоги этой замечательной весны. Эпический фэйл — запланированное выступление на конференции Infostart Event провалилось весьма позорным образом. Не самым позорным из возможных, конечно — вот если бы я туда все-таки поехал, тогда да; но управление рисками это такая дисциплина, которую выучиваешь один раз и не забываешь уже никогда.

Нельзя сказать, чтобы внезапно™ — когда твои наблюдающие врачи, не сговариваясь, употребляют в одном предложении слова “тяжелое” и “хроническое”, как-то наивно вскорости ожидать серьёзных жизненных успехов. Но таких вот факапов у меня, пожалуй, не было. Это еще не “вон из профессии”, ущерб всё-таки только моральный, но уже довольно близко к тому.

В каком-то из наивных советских фантастических романов (Стругацкие, если не изменяет склероз) была сцена, когда пилот космического корабля прямо на рабочем месте непонятно откуда получил приступ малярии, и был до глубины души поражен ситуацией, когда организм отказывается выполнять свои функции, и ты ничего не можешь с этим сделать. В книжке-то это занимает абзац, и пилота “уже через два часа с удивленными шутками и прибаутками вылечили”, ну, на то она и фантастика.

И самое отвратительное, что даже по и по такому поводу ни в коем случае нельзя переживать и нервничать, потому что нервный стресс — это именно то, что требуется для замыкания петли положительной обратной связи. Уловка-22 в натуральную величину, черти бы драли изобретателя. Здоровые люди с относительной лёгкостью купируют такое состояние водкой или веществами, ну так то здоровые. Здесь же приходится обойтись дурацким трюизмом про “что не убивает, то делает нас сильнее” (и любой кадет военного училища, IQ которого чуть выше комнатной температуры, сможет объяснить, почему на деле всё совсем не так).

Дорогое мироздание­™ вообще наполнено иронией чуть менее, чем полностью. Вот, например:

fuck

 

Это действительно первое, что я увидел, выйдя из лаборатории с результатами анализа в руках. На стене, прямо напротив дверей. Кратко, ёмко, и абсолютно по существу. В бумаги можно было уже и не заглядывать.

Ладно.

Не убило — значит, нужно как-то восстанавливаться. Для начала выползти куда-нибудь. Да вот, например, посмотреть второй эпизод нового “Стар Трека”. Его почему-то все ругают, да.

Но первый-то был просто великолепным.

По вопросу мерзких литературных персонажей

Выношу, как это модно сейчас говорить, из комментов. Речь пойдёт о “профессоре Преображенском”.

Q.: А что уж такого мерзкого в это персонаже?

A.: Ну, давай посмотрим. Начнем прямо с базового уровня и первым делом заглянем к профессору в столовую. Преображенский ведет шикарный (если учесть контекст) образ жизни, немыслимый для сеттинга “военный коммунизм” и с огромным трудом представляемый в сеттинге “переход к новой экономической политике”. Люди по соседству едят — отнюдь не досыта — протухшую солонину, а у профессора в любое время только приоткрой кастрюльку — пар, подобного которому нельзя отыскать в природе. Как ему  удаётся?

Действительно, Преображенский — крупный учёный, европейское светило науки. Но почти в то же время другое европейской светило (Персиков его фамилия) где-то неподалёку умирает от холода и бескормицы, и никто ему на помощь не приходит. Преображенского кормит не “европейское имя”, а частная врачебная практика, причём весьма специфического свойства. Профессор занимается “омоложением”, говоря по-русски — обслуживает старческую похоть разнообразной богатой и/или влиятельной сволочи, за что имеет сытную кормушку и протекцию властей. Агенты ГПУ, разумеется, могут постучаться в его двери, но только в качестве почётного эскорта для визита к высокопоставленному людоеду, то есть, простите, пациенту.

Принято считать, что у больших художников (а Булгаков, безусловно, из таких) не бывает ничего случайного в мелких деталях. Михаил Афанасьевич в медицинских делах разбирался очень хорошо и мог дать своему персонажу почти любую специализацию, но предпочёл — вот такую. Хоть сюжетом это и не требовалось.

Чисто бытовая деталь. Профессор не чужд остроумию, но его юмор немножко отдаёт виселицей:

Заметьте, Иван Арнольдович, холодными закусками и супом закусывают только недорезанные большевиками помещики.

Шикарный стенд-ап, хоть сейчас на “Первый канал”.

Порубил зелень, как красный комиссар жителей украинской деревни.

Оно, конечно, человечество расстаётся с прошлым, смеясь — но всё-таки следует заметить, что для Преображенского массовая резня ему подобных вовсе никакое не прошлое, а происходит здесь и сейчас, буквально за стенкой.

Что ещё можно сказать о складе ума и характера? Профессор очень гордится своим интеллектом и положением в социуме, искренне считает себя костью снежно-белого цвета. Черную кость при этом презирает необычайно, почитает “оборванцев” людьми третьего сорта (отстают в развитии от европейцев лет на двести), если вообще людьми. Быдло, по мнению Преображенского, обязано чётко знать своё место:

– Городовой! Это и только это. И совершенно неважно – будет ли он с бляхой или же в красном кепи. Поставить городового рядом с каждым человеком и заставить этого городового умерить вокальные порывы наших граждан.

Очаровательная маленькая проповедь любви и уважения к ближним. Но почему-то интеллигентные и образованные люди с чистыми, светлыми лицами, не спешат “раздёргать на цитаты” именно этот фрагмент. Соседний, про “разруху в головах”, запросто, мало на заборах не цитируют; а вот гимн полицейским дубинкам — отчего-то нет. Интересно, отчего?

Помимо вкусной обильной еды и чистой денежной работы у профессора Преображенского есть мечта. Он мечтает об евгенике, об улучшении человеческой породы. Из чего, кстати, прямо следует, что к самой “человеческой породе” профессор никаких симпатий не питает. В этом Преображенский схож с тогдашними кремлёвскими мечтателями — только те пытались вывести “нового человека” посредством политического просвещения и массовых расстрелов, а профессор — кромсая скальпелем различных животных. Интересно, а если бы кромсать (вполне легально и при поддержке правительства) можно было не только собак и кроликов, но и людей тоже? Вписался бы Филипп Филиппович в компанию к Йозефу Менгеле, Зигмунду Рашеру, Сиро Исии и прочим мастерам-прагматикам?. Вопрос, разумеется, риторический. Не знаем, и не узнаем™.

Нет ничего плохого в том, чтобы мечтать о дивном новом мире, пришествии сверх-человека и даже ставить по этому поводу опыты. Нет ничего плохого и в том, чтобы зарабатывать на хлеб с икрой, пришивая яичники молодых обезьян стареющим блядям. А в совокупности? Ну как если бы человек проникновенно читал Нагорную проповедь, находясь в состоянии сильнейшего полового возбуждения. Слова гениальные, и эрекция — своего рода дар божий, но не сочетается одно с другим, категорически.

Разумеется, Шариков — это злая сатира на “русский народ”. Но Преображенский — ещё более злая сатира на “русскую интеллигенцию”.

Мерзейший персонаж, как и было сказано.