Архив метки: история

Про исторические аналогии

Цитата:

Единственное возможное решение видится мне в отдельном подходе к тем, чьи сбережения не превышают 10 тысяч марок. Остальным наверняка ничего не останется.

Кипр? Италия? Евросоюз? Как бы не так. Как очень верно подметил Пелевин, физиономия Гитлера отлично смотрелась бы на банковском билете в сотню евро.

Про филологические открытия

Каждый, кто общался с военными моряками, прекрасно осведомлён об их ревнивом отношении к разнице между словами “судно” и “корабль”. Судно бывает только гражданским, в крайнем случае, каким-нибудь вспомогательным (“судно обеспечения”, например). Боевым же может быть только корабль, и никак  иначе. Даже в официальных документах пишут “столько-то кораблей и судов”, чётко разделяя военных и всех прочих.

Мне отчего-то казалось, что этой традиции едва ли не столько же лет, сколько собственно нашему флоту. Но тут мне попалась в руки занятная книжка, “Последние дни Второй Тихоокеанской эскадры”. Это мемуары некоего барона Таубе, который при Цусиме был старшим артиллерийским офицером на “Адмирале Сенявине”. Причём книжка не адаптирована к современному русскому, а представляет собой скан оригинала, со всеми “ятями” и “ерами”. Издание второе, 1907 год.

И вижу я там вот такое:

И вот такое:

И такое:

И так далее. Русский кадровый военный моряк барон Таубе постоянно и без всякого стеснения именует “судами” боевые корабли всех типов, от лёгких “разведочных” крейсеров до эскадренных броненосцев.

Получается, что “вековая” традиция, по которой даже самый затрёпанный сторожевик с парой мелких пушек следует величать “кораблём”, зародилась только в РККФ? Интересно было бы узнать, откуда она вообще взялась. Аристократизма-то в Красном Флоте было куда как меньше, нежели в Императорском.

Про корабельные крушения

shipwreck

Сегодня у нас траур. Со стороны гибель “Булгарии” кажется диким, абсолютно нереальным событием. Ладно, открытый океан — ураган, шторм, айсберг, бермудский треугольник и прочие обстоятельства непреодолимой силы. Но чтобы вот так, уйти на дно белым днём на плоском и спокойном, как доска, водохранилище? Да как такое вообще может случиться?

Легко.

15-е июня 1904 года, Нью-Йорк. Пассажирский пароход “Генерал Слокам”, зафрахтованный местной немецкой общиной (они отмечали какую-то свою годовщину) для увеселительной прогулки на Лонг-Айленд, сгорел прямо посреди города, на Ист-Ривер. Пожар начался в какой-то кладовке, загорелась солома, потом краска, потом всё остальное. Официальный счёт от мясника: 1021 погибший, 180 обожжённых и покалеченных. Последний рейс занял по времени около сорока минут, от судна остался только выгоревший дотла остов.

Следствие выявило интересные вещи: пожарное и спасательное оборудование на судне было абсолютно непригодным. Пожарные шланги оказались прохудившимися, муфты от насосов утраченными, пробковые жилеты истлевшими, а спасательные шлюпки были намертво прикручены проволокой к шлюпбалкам. За всё время службы ни разу не проводилось пожарных учений. Часть экипажа, начиная с первого помощника капитана, не имела профессиональных дипломов. При этом по бумагам, выданным судоходной инспекцией, разумеется, всё было в полном порядке.

Суд получился скорый и суровый: единоличным виновником катастрофы назначили капитана, он получил десятилетний тюремный срок (реально отсидел три года, за это время его жена собрала четверть миллиона подписей под петицией об амнистии). Ни судовладельцы, которые экономили на безопасности, ни чиновники судоходных инспекций, которые за взятку выписывали липовые свидетельства, виновными в гибели тысячи с лишним человек признаны не были.

Или вот, 24-е июля 1915 года, озеро Мичиган. Экскурсионный пароход “Истлэнд”, зафрахтованный правлением “Западной электрической компании” (решили побаловать рабочих дешёвой прогулкой по Великим озёрам), перевернулся и затонул в Чикаго-Ривер, не успев толком отойти от причала. Весь рейс, от свистка до окончательной гибели, занял шесть минут. Причина? Всё просто: билеты для рабочих компании стоили сущие гроши, детей пускали бесплатно, считать людей никто даже и не пытался. В итоге на судно, рассчитанное примерно на тысячу пассажиров, погрузилось около трёх тысяч. Перегруз, крен, опрокидывание, из воды выловили  самое малое 1300 трупов. Женщины и дети, понятно, составляли большинство.

И что же? Судебное разбирательство тянулось двадцать пять лет (!), и в конечном итоге единственным виновным был признан механик, который якобы неправильно заполнил балластные цистерны. Никаких компенсаций родственникам погибших никто не выплачивал, ни один чиновник в отставку не ушёл. Траур, правда, объявили, но только в Чикаго, на федеральное событие это не потянуло. Ну а пароход подняли и приспособили под нужды ВМФ США, в качестве учебного судна.

Разумеется, список можно продолжать и продолжать, приведённые примеры просто самые яркие, как по количеству жертв, так и по циничности настоящих виновников гибели огромного количества людей. В мирное время, на плоской и спокойной, как доска, речке.

Для подобных ситуаций характерны ровно три вещи. Жадность коммерсантов, извлекающих прибыль из нарушения правил эксплуатации судов. Бессовестность чиновников, поставленных надзирать за исполнением правил. И удивительная гуманность судей, разбирающих дела о “допущенной халатности”.

Ну а погибшие.. Передвижение по воде на судах эконом-класса всегда является риском. Эти бедняги с “Булгарии” просто оказались в плохом месте и в неподходящее время.

Светлая им память.

Про кодовые имена и названия

Мои коллеги, видимо, считают меня слегка чокнутым, но я просто обожаю кодовые имена. Для всего: проектов, этапов, продуктов, информационных систем, офисных помещений, и так далее, и тому подобное. Тому есть причины.

Guy_Fawkes

Во-первых, это азбука конспирации. В нашем деле постоянно приходится помнить о том, что далеко не любая информация может доведена до произвольно взятых ушей. Чего-то не должны знать твои подчинённые, о чём-то не должен догадываться топ-менеджмент, что-то должно оставаться тайной для заказчика. Но когда у вас всех, условно, одна на всех общая курилка (в которой, как водится, решаются самые важные вопросы), без кодовых имён просто не обойтись.

— Как там Зомбилэнд?

— Оказывается, их развелось уже столько, что типовая “Бухгалтерия” не справится. Ну или надо будет допиливать, а нечем.

И что сможет понять из такого диалога непосвящённый человек? Что курим мы, скорее всего, не сигареты. И правильно, потому что об этом проекте на площадке должны знать пока только три человека, иначе выйдет конфуз.

Во-вторых, кодовые имена позволяют правильно маркировать предметы и жизненные явления. У одного кодера персональная тестовая база называется “Марна”, а у другого — “Галлиполи”, и это не просто так. Это ярчайшим образом отражает разницу между их квалификацией и эффективностью их работы. Ну и в-третьих, скорее всего, я действительно слегка чокнутый.

Собственно, к чему я про это пишу. Один из текущих проектов просто необходимо назвать “Пороховым заговором”. Имя подходит по всем критериям, как влитое. Но вот примерять на себя роль Гая Фокса как-то страшновато. Да, у него была клёвая шляпа, но отклонение от базового плана в его проекте получилось слишком уж серьёзным. Не хотелось бы повторения.

Обратно про памятные даты

В подъезде, понятно, вешать не стал, хоть некоторые и призывают, там всё-таки общественное пространство. А в блоге отчего и не повесить?

21_12

Один лжеюзер, сам того не заметив, очень точно подметил различие между разумным подходом к истории и солженицын-style истерикой:

Тем более, что я не раз и не два слышал такую формулировку: Сталина я очень уважаю, но жить в его время не хотел бы — и в виду имеется очень даже не отсутствие интернетов и прочих HDTV.

Не бывает исторических фигур вне исторического же контекста, вне того времени. В двух словах: был культ, но была и личность. Хорошая памятная дата, годная.

PS

А символично, что “конец света” был назначен именно на 21-е декабря.

С печки бряк™

«Наше новое кино» обычно стараюсь не смотреть — как правило, это не кино, а тупой унылый кал. Но на просмотр «Адмирала» каким-то непонятным ветром меня всё-таки задуло. Как оказалось — напрасно. Потратить время и деньги можно было с гораздо большей пользой, даже если просто сидеть на крыше и запускать в небо свёрнутые из десятирублёвых бумажек самолётики.

Фильм заявлен как «историческая драма». Но никакой истории внутри фильма обнаружить не удалось. Исторические факты вбиты в сюжет, как гвозди в трухлявый пень, безо всякой связи между собой. Ничего не понятно: кто с кем воюет? почему матросы убивают офицеров? как отставной адмирал оказался в роли «верховного правителя»? каким образом «верховный правитель» превратился в затравленного беженца, которого брезгливо отодвигают в сторону какие-то непонятные чехи? откуда вообще в Сибири взялись чехи? почему чехами командует французский генерал? кто восстал в Иркутске и против кого? кто и почему приказал расстрелять пленного адмирала без всякого суда? Тема причинно-следственных связей в фильме не раскрыта никак.

И не очень понятно, по каким критериям отбирались для показа эти самые исторические факты. Николая Второго, Керенского и Жанена показали, а Ленина, Троцкого и Тухачевского — почему-то нет. Убийства офицеров на Балтике и Чёрном море удостоились эпизода, а на схожие развлечения колчаковских карательных команд плёнки почему-то не хватило. Поступление в войска «приказа номер один» размазали на добрых десять минут, а про подрыв «Императрицы Марии» (событие, имеющее к личности Колчака самое непосредственное отношение) не сказали ни слова. Такое вот историческое кино.

Драмы, кстати, внутри фильма также не обнаружилось. В чём состояла драма Гражданской войны? В том, что людям приходилось делать выбор: между семьёй и долгом, между присягой и совестью, и так далее, и тому подобное. Перед человеком встаёт вопрос, кого ему предать — свою страну или любимого человека? Это, безусловно, драма. Вот только герои фильма никакими душевными муками не терзаются, и с необыкновенной лёгкостью предают и страну, и семью, и всё остальное. Дай им волю, они бы в этом своём поезде жить остались.

Что у создателей фильма получилось с блеском — так это выставить главных героев полными дегенератами. Колчак: его корабль идёт через минное заграждение, а вся команда бросила боевые посты, сбилась в стадо на палубе и под руководством капитана упражняется в хоровом исполнении молитв. Кораблём в это время управляет, видимо, святой дух. Ещё шикарнее получился образ генерала Каппеля, который с весёлым гиканьем въезжает на коне в полынью, а затем в великолепном стиле «назло бабушке отморожу ноги» отказывается от сухих сапог и на пустом месте зарабатывает гангрену. Сцена с расстрелом, такое впечатление, была придумана людьми, тайно исповедующими марксизм-ленинизм:

— Передайте моей жене, в Париж..

— Да сколько у вас жён-то? О_О

Самый симпатичный персонаж в фильме, кстати — командир расстрельной команды. Достаточно поставить его рядом с Колчаком, чтобы стало понятно, почему Гражданскую войну выиграли красные, а не белые.

Актёрская, с позволения сказать, игра не заслуживает вообще никаких слов, ни хороших, ни плохих. Если господин Хабенский — это теперь наше всё, то на могиле русской актёрской школы пора уже поставить памятник. Пресловутые батальные сцены настолько убоги, что не вызывают даже смеха. Особенно удался «хэдшот» немецкого броненосного крейсера, видимо, адмиральский миноносец был оснащён не штатной артиллерией, а секретным военно-морским рейлганом.

Похоже, что кино задумывалось как эдакая глянцевая агитка на тему «Россия, которую мы потеряли». А получился слегка затянутый трейлер телевизионного сериала «про любовь» для девочек-подростков.

Одним словом: калЪ.