Архив метки: море

Про филологические открытия

Каждый, кто общался с военными моряками, прекрасно осведомлён об их ревнивом отношении к разнице между словами “судно” и “корабль”. Судно бывает только гражданским, в крайнем случае, каким-нибудь вспомогательным (“судно обеспечения”, например). Боевым же может быть только корабль, и никак  иначе. Даже в официальных документах пишут “столько-то кораблей и судов”, чётко разделяя военных и всех прочих.

Мне отчего-то казалось, что этой традиции едва ли не столько же лет, сколько собственно нашему флоту. Но тут мне попалась в руки занятная книжка, “Последние дни Второй Тихоокеанской эскадры”. Это мемуары некоего барона Таубе, который при Цусиме был старшим артиллерийским офицером на “Адмирале Сенявине”. Причём книжка не адаптирована к современному русскому, а представляет собой скан оригинала, со всеми “ятями” и “ерами”. Издание второе, 1907 год.

И вижу я там вот такое:

И вот такое:

И такое:

И так далее. Русский кадровый военный моряк барон Таубе постоянно и без всякого стеснения именует “судами” боевые корабли всех типов, от лёгких “разведочных” крейсеров до эскадренных броненосцев.

Получается, что “вековая” традиция, по которой даже самый затрёпанный сторожевик с парой мелких пушек следует величать “кораблём”, зародилась только в РККФ? Интересно было бы узнать, откуда она вообще взялась. Аристократизма-то в Красном Флоте было куда как меньше, нежели в Императорском.

День Военно-Морского флота

Личного отношения к морю я не имею никакого, так — скромный любитель военной истории. Но как сын морского офицера, не могу не отметить этот день в дневнике. Песня, возможно, не очень и морская, зато исполнена с душой. Ну и отец служил именно на Тихом океане.

Всех причастных — с Днём!

Про корабельные крушения

shipwreck

Сегодня у нас траур. Со стороны гибель “Булгарии” кажется диким, абсолютно нереальным событием. Ладно, открытый океан — ураган, шторм, айсберг, бермудский треугольник и прочие обстоятельства непреодолимой силы. Но чтобы вот так, уйти на дно белым днём на плоском и спокойном, как доска, водохранилище? Да как такое вообще может случиться?

Легко.

15-е июня 1904 года, Нью-Йорк. Пассажирский пароход “Генерал Слокам”, зафрахтованный местной немецкой общиной (они отмечали какую-то свою годовщину) для увеселительной прогулки на Лонг-Айленд, сгорел прямо посреди города, на Ист-Ривер. Пожар начался в какой-то кладовке, загорелась солома, потом краска, потом всё остальное. Официальный счёт от мясника: 1021 погибший, 180 обожжённых и покалеченных. Последний рейс занял по времени около сорока минут, от судна остался только выгоревший дотла остов.

Следствие выявило интересные вещи: пожарное и спасательное оборудование на судне было абсолютно непригодным. Пожарные шланги оказались прохудившимися, муфты от насосов утраченными, пробковые жилеты истлевшими, а спасательные шлюпки были намертво прикручены проволокой к шлюпбалкам. За всё время службы ни разу не проводилось пожарных учений. Часть экипажа, начиная с первого помощника капитана, не имела профессиональных дипломов. При этом по бумагам, выданным судоходной инспекцией, разумеется, всё было в полном порядке.

Суд получился скорый и суровый: единоличным виновником катастрофы назначили капитана, он получил десятилетний тюремный срок (реально отсидел три года, за это время его жена собрала четверть миллиона подписей под петицией об амнистии). Ни судовладельцы, которые экономили на безопасности, ни чиновники судоходных инспекций, которые за взятку выписывали липовые свидетельства, виновными в гибели тысячи с лишним человек признаны не были.

Или вот, 24-е июля 1915 года, озеро Мичиган. Экскурсионный пароход “Истлэнд”, зафрахтованный правлением “Западной электрической компании” (решили побаловать рабочих дешёвой прогулкой по Великим озёрам), перевернулся и затонул в Чикаго-Ривер, не успев толком отойти от причала. Весь рейс, от свистка до окончательной гибели, занял шесть минут. Причина? Всё просто: билеты для рабочих компании стоили сущие гроши, детей пускали бесплатно, считать людей никто даже и не пытался. В итоге на судно, рассчитанное примерно на тысячу пассажиров, погрузилось около трёх тысяч. Перегруз, крен, опрокидывание, из воды выловили  самое малое 1300 трупов. Женщины и дети, понятно, составляли большинство.

И что же? Судебное разбирательство тянулось двадцать пять лет (!), и в конечном итоге единственным виновным был признан механик, который якобы неправильно заполнил балластные цистерны. Никаких компенсаций родственникам погибших никто не выплачивал, ни один чиновник в отставку не ушёл. Траур, правда, объявили, но только в Чикаго, на федеральное событие это не потянуло. Ну а пароход подняли и приспособили под нужды ВМФ США, в качестве учебного судна.

Разумеется, список можно продолжать и продолжать, приведённые примеры просто самые яркие, как по количеству жертв, так и по циничности настоящих виновников гибели огромного количества людей. В мирное время, на плоской и спокойной, как доска, речке.

Для подобных ситуаций характерны ровно три вещи. Жадность коммерсантов, извлекающих прибыль из нарушения правил эксплуатации судов. Бессовестность чиновников, поставленных надзирать за исполнением правил. И удивительная гуманность судей, разбирающих дела о “допущенной халатности”.

Ну а погибшие.. Передвижение по воде на судах эконом-класса всегда является риском. Эти бедняги с “Булгарии” просто оказались в плохом месте и в неподходящее время.

Светлая им память.

Памятные даты: Цусима

tsusima

Днём 14-го мая 1905-го года в районе островов Цусима началось морское сражение между русской Второй эскадрой Тихого океана  и Объединённым флотом Японии. Первое и, пожалуй, единственно в истории “правильное” генеральное сражение равных по силе броненосных флотов продолжалось более суток и завершилось полным разгромом Второй эскадры. Из пяти последних броненосцев, остававшихся в строю к утру 15-го мая, четыре были окружены японскими кораблями и сдались на милость победителей. Пятый — “Адмирал Ушаков”— сдаваться не пожелал и был затоплен командой. Самая трагическая и самая позорная страница в истории русского военного флота.

Про Цусиму написана тонна книг и статей во всех мыслимых жанрах, от сухой аналитики до бульварной беллетристики. Нарисованы квардратные километры карт, схем и чертежей. Нет никакого смысла пересказывать что-то из этого террикона. Но некоторые моменты всё-таки хотелось бы отметить — на память.

Первое, настроения в русском обществе тех времён. Вот два характерных примера. Некий корабельный инженер перед самым походом оказывается в обычной около-интеллигентской компании и потом рассказывает в дневнике, что был шокирован язвительным презрением, с которым прогрессивные гуманитарии отзывались о флоте и прочили “самотопам” скорую и бесславную гибель. Русская интеллигенция, my ass.  Русские квасные патриоты, впрочем, будучи на другом полюсе, абсолютно не отличались по сути — адмирал Небогатов вспоминает, как ему в отряд балтийских броненосцев пытались навязать некое судно-парк аэростатов (без сомнений, ценнейшее подспорье броненосной эскадре в 1905-м году), купленное по “патриотической” подписке какими-то купцами. Судно было старым, никуда не годным, никаких аэростатов запускать не могло, но когда Небогатов попросил начальство избавить отряд от этой рухляди, то получил изумительный ответ: “Что же скажет общественное мнение? Возьмите уж, не отказывайтесь”. И пришлось бы тащить гнилое корыто до самой Цусимы, если бы в самом начале похода у корыта не выявились фатальные дефекты машинной установки. Диву даёшься, какую же страшную силу имело общественное мнение (то есть, выражаясь по-современному, напечатанные в газетах высеры безграмотной школоты) в Российской Империи.

Второе, поведение русских адмиралов до и во время сражения. Рожественский, будучи командующим, повёл эскадру в бой по следующему плану: “курс N23, в случае выбытия головного эскадру ведёт следующий мателот”. В переводе на русский это означает “тупо идём в лоб, не обращаем внимания вообще ни на что, у кого получится прорваться, тот прорвётся, прочие утонут” — примерно так и получилось. Адмирал Энквист, располагая тремя быстроходными и не имеющими серьёзных повреждений крейсерами (один из которых был “Аврора”, та самая), после дневного боя попросту бросил эскадру и ушёл на Филиппины, где все три крейсера были интенированы. Наконец, адмирал Небогатов утром 15-го сдал японцам всё, что осталось от Второй эскадры и находилось под его командованием. Чтобы ускорить сдачу (японцы, видимо, поначалу отказывались верить таким позорным сигналам), адмирал Небогатов приказал спустить на коряблях Андреевские флаги и поднять японские. Что же, какое общество, такие у него и адмиралы. Причём эти были ещё из лучших.

Тут, кстати, есть очень примечательная деталь. В своё оправдание Небогатов заявил дословно следующее: “я уже стар, мне жить осталось недолго, но под моим началом было две тысячи невинных душ, ещё могущих принести пользу отечеству, я хотел их спасти”. С точки зрения прогрессивного гуманитария — благое дело, именно так и надо вести войну. Но, во-первых, с подобной мотивацией надо становится врачом или священником, а никак не боевым адмиралом. А во-вторых, вот как выглядело спасение невинных душ на самом деле: ночью, когда японцы отвели свои броненосцы и предоставили действовать лёгким силам, флагман Небогатова “Николай Первый”, почти не имея повреждений, дал полный ход в тринадцать узлов, нимало не заботясь о том, могут ли поспеть за ним другие корабли эскадры. Сильно повреждённый “Наварин” не мог дать такого хода, быстро отстал, и, оставшись в одиночестве, был потоплен японскими миноносцами. Из 703 человек его команды спаслось только трое матросов. На чью совесть надо записать остальные семь сотен, адмирал Небогатов в своих оправдательных речах не уточнял.

И третье. Хоть и не не имеющее к Цусиме прямого отношения, но чтобы два раза не вставать™. Все новейшие русские броненосцы, принимавшие участие в сражении, были построены на петербургских верфях. В артиллерийском бою с практически равным противником все они (за исключением “Орла”, который японцы просто не успели прикончить до завершения светового дня) были потоплены. Их живучесть оказалась совершенно недостаточной — стоит только отметить, что все они закончили свою жизнь “внезапно перевернувшись” (именно поэтому на броненосцах было так много погибших и так мало спасённых). А вот краса и гордость русского флота бронепалубный крейсер “Варяг”, о котором до сих пор слагают стихи и поют песни, выдержал артиллерийский бой при шестикратном превосходстве японцев и ещё имел силы отбиться и вернуться обратно в порт. Возможно, это простое совпадение, но “Варяг” был построен фирмой “Уильям Крэмп и сыновья” на верфях Филадельфии. Причём построили “Варяг” всего за два года — для сравнения, сопоставимую по характеристикам “Аврору” Новое Адмиралтейство стоило семь лет (о разнице в стоимости можно даже и не заикаться).

Ну а в целом — праздновать нам сегодя нечего, понятно. А вот помянуть пять тысяч русских моряков, которые приняли страшную смерть в своих горящих и тонущих кораблях — стоит.

Десять негритят пошли купаться в море

На поступающие из ноосферы истеричные комментарии мега-экспертов по всему на свете

Если это правда, что отпущенные пираты не добрались до берега, то –
1. Всех захваченных русских пираты будут убивать
2. В Северо-Восточной Африке русских будут убивать
3. В Африке лучше не говорить по русски

хочется ответить смачной морской цитатой:

Команды «дристать в отсеках» — не было.

Просто удивительно, сколько шума поднялось из-за десятка утоплых бандитов. Никто ничего толком не знает, но вся страна обсуждает и мнение имеет. По-моему, вся эта история с «отпустили — не доплыли» была специально придумана, чтобы дорогим россиянам было о чём в курилках трепаться.

А теперь — серьёзно.™

Кто, по идее, отвечает за системную безопасность морской торговли? Какая держава у нас заполучила в собственность мировой океан, вместе с плодами земли и ею самой? Есть такая? Есть. Только военнослужащие этой полосато-звездатой державы вместо того, чтобы громить пиратские базы в Сомали, почему-то заняты охраной опиумных плантаций в Афганистане. Почему? Ну, видимо, героин важнее.

Jolly Roger 2.0

Новостные ленты в последние дни доставляют прямо-таки сказочные вести. Вот, например:

Пираты захватили нефтяной танкер “Сириус Стар” из Саудовской Аравии. Нападение не судно произошло в субботу, 15 ноября, в 450 морских милях от кенийского порта Момбаса, рассказали агентству Reuters представители ВМС США.

Вот это — те самые сомалийские пираты:

Катер сомалийский пиратов

А вот это — современный супертанкер (не такой новый, как «Сириус Стар», но они все примерно одинаковые):

Типичный современный нефтяной супертанкер

Прямо посреди Индийского океана, за 830 километров от берега, кучка негров на моторных лодках с лёгким стрелковым оружием спокойно прибирает к рукам суперсовременный корабль с грузом нефти на $100’000’000 и спокойно уводит куда-то к себе на базу. И это при том, что возле берегов Сомали пасутся боевые корабли едва ли не всех действующих флотов мира.

Капитаны немецких «истребителей торговли» времён Второй Мировой, узнай они об этой операции, удавились бы от зависти. Интересно, что «сомалийские пираты» захватят в слеующий раз, пару ракетных фрегатов? Или, не размениваясь на мелочи, сразу ударный авианосец?

Удивительные вещи в мире происходят, просто удивительные.